Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена
СОДЕРЖАНИЕ
0

Синдром Мюнхгаузена — это психическое заболевание, характеризующееся притворной болезнью или намеренным желанием заболеть или получить травму. Оно может принимать форму самоповреждения и травмы или имитации собственной болезни. Это заболевание может также включать в себя причинение вреда другому человеку или представление другого человека как больного или пострадавшего, когда он не является больным. Синдром Мюнхгаузена может варьироваться от легкого до тяжелого, от преувеличения болезни до полного симулирования болезни или умышленного причинения вреда.

Это сложное психическое расстройство, которое трудно выявить и вылечить.  Лечение обычно включает в себя медицинское обслуживание и терапию. Лекарства могут быть полезны, а в некоторых случаях человеку может понадобиться госпитализация. Лечение может быть трудным, поскольку требует, чтобы пациент признал свое состояние. Без этого прогноз не всегда хорош, но лечение стоит попробовать, потому что осложнения расстройства могут быть серьезными.

Что это за болезнь?

Синдром Мюнхгаузена (или фиктивное расстройство) представляет собой заболевание, при котором люди, затронутые им, сообщают о фиктивных симптомах или намеренно вызывают заболевание только для того, чтобы считаться больным человеком и иметь возможность лечить себя. Также выделяется перенесенный (замещающий) синдром Мюнхгаузена, который является еще более опасным, поскольку он непосредственно затрагивает ближайших родственников.

Родители заставляют своих детей болеть, чтобы привлечь внимание и сострадание окружающих. Это синдром замены Мюнхгаузена, приводящий даже к смерти их детей.

Почему эта болезнь называлась синдромом Мюнхгаузена?

Доктор Рудольф Эрик Распе рассказал о приключениях немецкого барона Мюнхгаузена в 1785 году. Они были странными, потому что барона подстрелили из пушечного ядра на Луну, проглотил лодку кит, вытащил себя из грязи, схватив за волосы и так далее. В 1951 году выдающийся британский врач Ричард Ашер опубликовал в «Ланцете» статью о людях, которые сами по себе являются причиной болезней. В своей статье он сослался на красочную фигуру немецкого дворянина и — немного упростив свое имя — назвал это расстройство синдромом Мюнхгаузена. Интересно, что мужчины чаще страдают от этой болезни.

Эта болезнь психологически обоснована?

Да. Психиатры чаще всего встречаются с этим заболеванием, в то время как другие врачи мало знают об этом. Если, как и я, я не вступаю в прямой контакт с ней. Случаи так называемого Суррогатный синдром Мюнхгаузена (синдром Мюнхгаузена по доверенности). Например, мать, чтобы вызвать восхищение и сострадание к своей преданности больному ребенку, вызывает у него симптомы, например, путем введения некоторого инфекционного материала в капельницу.

Синдром Мюнхгаузена встречается редко, но это серьезное психическое расстройство.

Виды симулятивного расстройства

  • Навязанное самому себе симулятивное расстройство. Этот тип симулятивного расстройства, который раньше назывался синдромом Мюнхгаузена, возникает, когда кто-то симулирует психологические или физические симптомы болезни, расстройства или травмы. В некоторых случаях человек может умышленно заболеть или причинить травму или вред;
  • Симулятивное расстройство, навязанное другому. Эта форма расстройства возникает, когда кто-то симулирует или навязывает другому человеку травму или заболевание. Другим человеком обычно является кто-то, находящийся на его попечении, например, ребенок, пожилой родственник или инвалид. Это также может быть домашнее животное. Самой распространенной формой этого вида расстройства является симулирование болезни матери или заболевание ребёнка.

Синдромом Мюнхгаузена можно также классифицировать по типу сфальсифицированного или спровоцированного заболевания. Некоторые люди подделывают психологические симптомы  или вызывают физические симптомы. У некоторых людей с расстройством может быть комбинация и того, и другого.

Типы синдрома Мюнхгаузена

Любой человек с синдромом Мюнхгаузена может демонстрировать различное поведение, различные симптомы, которые могут быть полностью надуманными или искусственно вызванными. Частыми способами проявления симптомов являются: инъекции или глотание токсичных веществ, неоправданные медикаменты, заикание ран и манипуляции с мочевыми путями или принудительная рвота.

Важным проявлением синдрома Мюнхгаузена являются не только отдельные симптомы, но и весь образ жизни, ориентированный на «болезнь». Характерно использовать здравоохранение в разных частях страны, особенно когда один из врачей понимает, что симптомы — обман. Пациенты постоянно стремятся расширить диагноз и дополнить свою «болезненную» историю. Некоторые люди, страдающие этим синдромом, могут проехать много километров в поисках врача или больницы, которая согласится удовлетворить их потребности: провести обследование или операцию. Фальсификация медицинских карт не редкость.

  • Геморрагический тип, или геморрагическая истерика: симптомами, представляемыми пациентами, чаще всего являются рвота крови, легочное кровотечение или симптомы гемофилии. Пострадавшие от этой формы расстройства сами провоцируют кровотечение из носа, глотают кровь животных, провоцируют рвоту.
  • Тип живота, иначе блуждающие операции на животе: пациенты имитируют или вызывают симптомы кишечных и желудочных заболеваний, как правило, обладают большими знаниями о симптомах отдельных заболеваний и их лечении, являются «опытными» пациентами. Целью их действий является хирургическая операция, которая часто проводится при подозрении на кишечную непроходимость, вызванную попаданием в организм острого предмета или хронической рвотой, сильными болями в животе.
  • Неврологический тип или диабетический неврологический синдром: имитируемые симптомы — припадки сильной головной боли, потеря сознания, эпилептические симптомы, которые приводят к тому, что врачи подозревают пациента в неврологическом заболевании.
  • Тип кожи: пациенты моделируют кожные заболевания.

Синдром Мюнхгаузена

Симптомы и диагностика

Диагностика расстройства очень сложна. Одна из причин заключается в том, что человек с таким состоянием хорошо умеет подделывать симптомы и болезни. Они могут использовать несколько врачей, поддельные имена и полагаться на правила конфиденциальности, чтобы затруднить сбор медицинской документации. Другая причина, по которой это психическое заболевание трудно диагностировать, заключается в том, что люди с таким расстройством вряд ли признают или даже смогут распознать свои собственные недостатки в мышлении и поведении. Другими словами, они не думают, что с ними что-то не так.

Для постановки диагноза врач или психиатр должен иметь доступ к медицинской документации, но есть и другие способы получения необходимой информации: интервью с пациентом, беседы с близкими родственниками, а также медицинские анализы.

Первым специалистом, обнаружившим симулятивное расстройство, обычно является врач, который лечит пациента от чего-то, что кажется фальшивым. К некоторым признакам, которые могут заставить врача заметить и заподозрить синдромом Мюнхгаузена, относятся:

  • Болезнь, которая не следует ожидаемому курсу;
  • История болезни и нынешние наблюдения несовместимы друг с другом;
  • Множественные поступления в различные больницы или посещения нескольких врачей по медицинским записям;
  • Невозможность найти доказательства жалобы пациента;
  • Соответствующее лечение не улучшает симптомы;
  • Признаки самотравмы;
  • Множественные хирургические рубцы;
  • Ложь пациента о симптомах или истории болезни.

Симптомы расстройства, наложенного на другого человека, могут быть схожими, но предполагаемое заболевание или травма наблюдается у другого человека. Некоторые из распространенных медицинских показаний, наблюдаемых у жертвы, включают в себя:

  • Отравление;
  • Кровотечение;
  • Припадки;
  • Депрессия или нервное расстройство;
  • Понос или рвота;
  • Лихорадка;
  • Сыпь на коже;
  • Высокий или низкий уровень сахара в крови.

К числу других признаков симулятивного расстройства, навязанного другому лицу, относятся многочисленные или повторяющиеся заболевания жертвы, а также расхождения между медицинскими картами жертвы, медицинскими тестами, симптомами и общим состоянием ее здоровья.

Причины и факторы риска

Нет известной причины расстройства. Вероятно, существует сложное сочетание биологических, психологических и экологических факторов, которые играют роль в его развитии. Существуют определенные условия или факторы, которые обычно наблюдаются у людей с диагнозом факультативного расстройства. Это могут быть существенные факторы риска заболевания:

  • Травма детства, особенно жестокое обращение или серьезное заболевание;
  • Потеря близкого человека;
  • Сильная болезненность в раннем возрасте
  • Наличие члена семьи, который часто болел или был госпитализирован;
  • Социальная изоляция;
  • Профессионализм в области медицины;
  • Другие психические заболевания, особенно депрессия или расстройства личности;
  • Плохая самооценка или отсутствие чувства собственной идентичности;
  • Сопутствующие расстройства.

Важно: Важнейшим проявлением синдрома Мюнхгаузена являются не вызванные или придуманные симптомы, а образ жизни самого пациента. Пациенты хотят, чтобы их видели (и чувствовали себя лучше всего в этой роли) как страдающих от неизвестного или неизлечимого заболевания, которое включает в себя постоянные консультации и госпитализацию.

Как распознать синдром Мюнхгаузена?

Поиск причины недомогания обычно занимает много времени, и пациент может вовремя заметить, что врач близок к истине, а затем изменить место лечения или тактику. Однако существуют сигналы, которые могут указывать на то, что синдром Мюнхгаузена является реальной причиной хронического и трудно поддающегося лечению заболевания. Стоит быть бдительным, когда:

  • Врач, ухаживающий за пациентом, утверждает, что отдельные симптомы являются взаимоисключающими и что общее состояние здоровья пациента никак не соотносится с результатами лабораторных исследований;
  • Зажившие раны находятся только в пределах досягаемости левой руки пациента (или правой руки, если она левша), но всегда там, где они могут быть спрятаны, например, под рукавами или ногами;
  • Появление конвульсий и судорог выявляется только на основании родственных связей пациента, а применение противосудорожных препаратов не улучшается;
    симптомы исчезают во время отсутствия одного конкретного родителя или опекуна;
  • Пациент обладает исключительными медицинскими знаниями, побуждает врачей к проведению дальнейших обследований, проявляет чрезмерную заботу о благополучии медицинского персонала.
Предлагаем ознакомиться:  Как распознать тайные признаки депрессии

Существует также список симптомов, которые должны быть сигналом для более внимательного наблюдения за взаимоотношениями матери и ребенка. Они среди них:

  • Необъяснимое рецидивирующее или резистентное заболевание, несоответствие между анамнезом, клинической картиной, результатами анализов и общим состоянием ребенка;
  • Симптомы не образуют логического целого;
  • Плохая переносимость всех видов лечения;
  • Симптомы исчезают в отсутствие матери;
  • Мать излишне заботлива, отказывается оставлять ребенка одного даже на час; плохие семейные отношения;
  • Профессия матери связана с медициной (медсестра, медицинский аналитик, радиолог) или она имеет значительный опыт работы с подобным заболеванием.

Отрицание и прогрессирование заболевания

Некоторые люди не в состоянии понять, что они больны. Их самоповреждающее поведение, направленное на вызывание симптомов, недостаточно хорошо рефлексируется. Для них это привычка, импульсивные навязчивые действия. Даже та часть, которая ими осознается, может очень быстро вытесняться в бессознательное, поскольку вызывает очень сильный стыд у пациента при осознании, что он вообще способен делать подобные вещи. Поэтому пациенты обычно слабо рефлексируют, что с ними происходит.

Синдром прогрессирует так, что пациенты все чаще и чаще поступают в больницы. Если это делегированная форма имитируемого расстройства, то в определенный момент у медицины возникает запрос к правоохранительным органам, потому что страдает ребенок и есть доказательства того, что ему приносят вред. Тогда уже, возможно, через суд будет назначено принудительное лечение и какие-то ограничения в правах и свободах. А если это самостоятельное имитируемое расстройство, возникающее у одного человека, то в лучшем случае его направят к психиатру в относительно принудительном порядке, и психиатр с ним будет общаться. А в худшем случае он может получить какие-то серьезные травмы и даже погибнуть от того, что он с собой делает. Поэтому медицина достаточно внимательно относится, если обнаруживает, что для конкретного пациента характерны аутодеструктивные действия, то есть он может причинить себе вред и потенциально опасен для самого себя. Ранняя профилактика этого заболевания практически невозможна.

Синдром Мюнхгаузена

Лечение и прогноз 

Лечение симулятивных расстройств является сложным, в основном потому, что пациент часто не может распознать, что есть что-то неправильное в его поведении или мышлении. Наилучшие результаты лечения достигаются тогда, когда пациент осознает наличие проблемы. Это трудно, а иногда и невозможно. Важен подход, который скорее поддерживает, чем критикует, так как осуждающая конфронтация может привести к тому, что пациент рассердится и защитится, а также откажется от любого психиатрического лечения.

Это уникальное психическое заболевание, потому что для его лечения требуются как врачи, так и специалисты в области психического здоровья. Роль врача заключается в том, чтобы убедиться, что пациент получает необходимое медицинское лечение в связи с физическими жалобами или самоповреждениями. Специалисты по психическому здоровью предоставляют терапию и, при необходимости, лекарства от депрессии или тревоги.

Индивидуальная или семейная терапия также могут быть полезны. Последнее помогает научить семью поддерживать любимого человека. Индивидуальная терапия может помочь пациенту научиться распознавать недостатки своего мышления, вносить положительные изменения и справляться со стрессом с помощью здоровых стратегий преодоления трудностей.

Лечение является сложным и во многих случаях не принимается пациентом. В этих случаях лечение может быть сосредоточено на предотвращении самоповреждения и на том, чтобы избежать лечения или процедур, которые являются ненужными или рискованными. Прогноз развития симулятивного расстройства в значительной степени зависит от способности пациента принять лечение. Если это так, то прогноз положительный, и постоянный уход может привести к улучшению состояния пациента.

Возможно ли лечение синдрома Мюнхгаузена?

Очень трудно и редко эффективно помочь пациенту. В основном потому, что пациент строит идеальную, фальсифицированную картину своего состояния, заботясь о мельчайших деталях. Тем временем, доктор пытается отнестись к каждому симптому серьезно и предполагает, что пациент говорит правду. Диагноз может поставить психиатр. Наиболее частой реакцией на направление к этому специалисту является отказ и… быстрая смена врача.

Предлагаем ознакомиться:  Как преодолеть тяжелую социальную тревогу, вызванную травмой

Лечение человека с синдромом Мюнхгаузена является сложным. Важную роль играет психотерапия, которая помогает людям осознать свои скрытые потребности и научить их достигать самопринятия другими способами. Специалист принимает решение о назначении медикаментов в случаях, когда пациент испытывает сильное психическое напряжение или когда сосуществуют депрессивные или тревожные симптомы.

Известные случаи проявления синдром мюнхгаузена

Первый

Одна из самых резонансных историй о синдроме Мюнхгаузена произошла в Великобритании. Лондонская «Венди Скотт», которая в течение нескольких лет имитирует различные заболевания, прошла 42 совершенно ненужные операции и 600 госпитализаций. Женщина так виртуозно представила все симптомы своих предполагаемых болезней, что даже опытные врачи ей поверили. Скотту удалось вылечить этот синдром, что практически невозможно. По словам врачей, лечению способствовали два фактора: страх перед смертью из-за наихудших осложнений, которые женщина получила после очередной операции, и кошка, к которой она так привязалась, что боялась уйти от него. Уже будучи здоровой, она сказала, что в детстве с ней жестоко обращались, и никто не обращал на нее внимания дома. Единственным хорошим воспоминанием о том времени была госпитализация на аппендицит и медсестра, которая ухаживала за ней в то время.

Второй

24-летний мужчина поступил в специализированный центр под наблюдением неврологической бригады. Его анамнез был очень непонятным и противоречивым. Первоначально он был госпитализирован в хирургическое отделение для лечения травм левой руки после падения. Вскоре после операции он начал чувствовать покалывание и прогрессирующую слабость в обеих нижних конечностях, а затем испытывал трудности с речью и глотанием. Пациент сообщил, что двумя неделями ранее у него была инфекция верхних дыхательных путей, которую он подробно описал с помощью медицинских терминов. Было высказано предположение о наличии синдрома Гийена-Барре, и пациент был направлен на неврологическое обследование. Он не упоминал, что когда-либо был в больнице. Пациент сообщил, что его мать умерла, потеряла связь с отцом и не имеет четкого представления о том, где находятся его другие родственники. По его словам, ни он, ни его родственники не имеют никакого отношения к работе в медицинских учреждениях.

Исследование показало умеренное снижение силы во всех четырех конечностях и отсутствие подошвенных рефлексов с обеих сторон. Пациент не дал согласия на обследование функции левой руки, жалуясь на боль. Он жаловался на некоторую слабость лицевых мышц с обеих сторон и не мог оторвать голову от подушки. Дрожь от кашля ослабла, но сохранились мягкие нёбные движения и рвотные рефлексы. В то же время, по словам персонала, он мог свободно двигать головой и шеей и крепко прижимать ноги к кровати во время анализов крови. Также наблюдалось двустороннее снижение тактильной чувствительности (с легким касанием) к верхней трети бедра и потеря чувствительности в зоне подкожной иннервации нерва над дельтовидной мышцей с левой стороны лопатки. Глубокие сухожильные рефлексы сохраняются и не затрагиваются.

Первоначально он лечился как пациент с синдромом Гийена-Барре (внутривенный иммуноглобулин). При компьютерной томографии патологии не выявлено, данные лимфомы также находятся в пределах нормы. Специалисты-дефектологи не обнаружили патологии глотания или речи, а механотерапевты обнаружили, что результаты объективного обследования двигательной функции существенно отличаются от субъективного описания слабости. Один из ортопедов, осматривая пациента, считал его пациентом, который был госпитализирован в другую больницу с точно такими же симптомами. После получения сублюксации левой руки пациента несколько раз госпитализировали, каждый раз находя вероятное оправдание, не говоря уже о предыдущих госпитализациях. Ортопеды подтвердили мнение механиков о степени потери функции и предположили, что боль, о которой сообщил пациент, не соответствовала характеру и масштабам вмешательства. Больные-специалисты осмотрели назначенное лечение, полагая, что пациент может отказаться от опиатов, назначенных для анальгезии. Он согласился, но его просьбы об облегчении боли не прекращались. Электромиелограмма (ЭМГ) показала незначительные изменения в синдроме Гийена-Барре, хотя другие тесты были в норме. Сейчас он до сих пор утверждает, что никогда раньше не лечился от такого рода симптомов при посещении невропатолога. Тем временем, были предприняты попытки получить медицинскую карту у терапевта, который лечил пациента. Адрес и номер телефона, предоставленные пациентом этому врачу, были неправильными. Пациент забыл свой собственный почтовый индекс, а дата его рождения отличалась от той, которую он дал при поступлении. Он сообщил, что остановился у друзей в пригороде, но в течение месяца никто не навещал его в больнице. Пациент начал жаловаться каждому консультанту на плохое обращение, которое он получил от других членов команды. Во время межоперационных периодов он часто обращался за дополнительными болеутоляющими средствами, но делал это гораздо реже, если дежурил врач, который не всегда был на дежурстве.

Мы получили информацию из удаленной больницы, куда ранее поступил пациент с точно такими же симптомами. Сегодняшние результаты поясничной пункции, ЭМГ и рентгеновских исследований ничем не отличались от тех, что были в то время. Вопреки объективным данным, у пациента было явное и ранее нераскрытое заикание. Заикание ослабло или усилилось, особенно в ситуациях, когда он получал нежелательную информацию. Было высказано предположение о синдроме Мюнхгаузена, которое обсуждалось с группой и консультантами. Попытка объяснить пациенту, как симулировать его симптомы, сделала его враждебным.

В то же время сестры в отделении заметили, что пациент втайне получил травму руки. Их попытки определить причины были тщетны: он отрицал все категорически и обидчиво, и его заикание усилилось. Пациент продолжал активно раздражать рану и был инфицирован. Подвижность лодыжки была еще ослаблена, но он мог ходить с минимальным сгибанием коленных суставов и полагался только на пальцы. Пациент был убежден, что его состояние значительно улучшается. Он по-прежнему не хотел давать точного адреса и враждебно отреагировал на какие-либо вопросы о предстоящей демобилизации. Полученная документация позволила нам провести дальнейший поиск. Мы обнаружили, что этот пациент был в больнице 12 раз за последние пять лет. Постепенно появилась более полная картина, хотя некоторые детали все еще отсутствовали.

Предлагаем ознакомиться:  Пять этапов скорби

В детстве его лечил хирург-ортопед при хроническом вывихе руки. В школе его описывали как одинокого, замкнутого ребенка. Также известно, что он поранился в собственной руке. Лечащий врач пытался выяснить, каковы были мотивы травм, вызвавших длительную госпитализацию. Именно тогда, учитывая неоднократные госпитализации, хирург впервые предположил, что у пациента синдром Мюнхгаузена. Больше никаких релевантных данных в его истории болезни нет вплоть до позднего подросткового возраста, когда частота госпитализаций в различные медицинские учреждения страны — всегда с похожими заболеваниями — значительно возросла. В 19 лет он покинул родительский дом, не сказав семье, где он будет жить в будущем.

Во время предыдущих госпитализаций он давал ложные сведения о месте жительства, дате рождения и профессии. В одном из эпицентров, где он был демобилизован, были свидетельства того, что он посещал школу для медсестер. Неизвестно, правда ли это. Однако нет сомнений в том, что, отказываясь от любого контакта с системой медицинского образования, он демонстрирует знание медицинской терминологии и деталей клинической симптоматики, чего трудно ожидать от любителя. Похоже, что однажды у него был синдром Гийена-Барре, поэтому во время последних двух госпитализаций у него были некоторые легкие симптомы, указывающие на это состояние. Однако подтвердить этот диагноз без учета моделируемого поведения невозможно.

Непрерывные ранения вызвали инфекции и серьезные осложнения. Его направили к ортопеду и сосудистому хирургу. Перед тем, как пройти обследование у этих специалистов, он часто требовал, чтобы дежурные сестры по ночам вызывали врача «немедленно вызвать сосудистого хирурга». Сотрудники департамента охарактеризовали его как все более враждебного, требовательного, пугающего. После успешного лечения инфекции он был выписан с рекомендацией через 10 дней обратиться в ортопедическое отделение. Он не последовал этой рекомендации. Его точный адрес остался неясным.

Третий

Вот еще один клинический пример, показывающий другой вариант и интерпретацию синдрома Мюнхгаузена. Пациент К., 14 лет, явился в психоневрологическую клинику в инвалидном кресле, жалуясь на неспособность передвигаться самостоятельно, ощущение внутренней тревоги, слабости. Этим болезням и состояниям предшествовала операция на деснах. Из истории известно, что с весны 2006 года девушка впервые начала жаловаться на онемение левой руки и ноги, ухудшение походки и чувство внутренней тревоги. Она неоднократно поступала в поликлинику с последующим обследованием у педиатра, ревмокардиолога, специалиста по инфекционным заболеваниям, невропатолога, за исключением нейроинфекционных инфекций, ревматических процессов, соматической патологии. Мать девочки (медсестра по образованию) считала ее тяжело больной, и с января 2007 года она перестала ходить одна и переехала в инвалидном кресле.

В марте был сделан аппендикс. В апреле ребенок проконсультировался в Институте нейрохирургии АМН Украины, где была проведена МРТ шейного, грудного и пояснично-крестцового отдела позвоночника без выявления патологии. После очередной консультации в Институте педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины ее направили в педиатрическое отделение Городской психиатрической больницы, где она находилась на лечении 3 недели. Её выписали без положительной динамики с диагнозом: «астенодепрессивный синдром против энцефалополимелорадикулонерита, нижней парапареи» и госпитализирован в отделение детской психоневрологии АМН Украины. Следует отметить, что в течение всего периода пребывания девочки в больницах ее мать всегда была с ней. К сожалению, это не способствовало улучшению психического самочувствия ребенка.

При первичном обследовании в клинике детской психоневрологии было обращено внимание на диссоциацию между отсутствием органической патологии нервной системы и тяжестью субъективных симптомов: при полном спектре активных движений в верхних конечностях активные движения в нижних не наблюдались. Сухожильные рефлексы от рук были умеренными, S = D. Коленный и ахиллесовый рефлексы не могли быть получены, брюшные рефлексы были живы. Отмечалась псевдоплегия нижних конечностей, которая не могла вернуться к ногам. Чувствительность к боли «отсутствовала» вокруг берцовых костей и бедер без локального расстройства. Функция таза не была затронута.

Соматическое состояние — без признаков. После долгого собеседования девушка сумела встать на ноги во время первого экзамена и начала двигаться самостоятельно, делая вычурные движения (она не ходила одна 5 месяцев). Клиническая картина болезни дала основания подозревать конверсионные нарушения. Однако для установления окончательного диагноза девушке были проведены комплексные исследования, на все процедуры согласованные с удовольствием (лабораторные и биохимические исследования в динамике с консультациями врачей терапевтического и хирургического профиля без выявления патологии). Во время обследования девочки психолог заметил субдепрессивное состояние и тревогу. После долгого разговора мама согласилась приехать домой на время лечения ребенка. Через несколько дней девочка начала двигаться самостоятельно, держась за свою поддержку, и ее психическое состояние значительно улучшилось.

Она прошла лечение: ноотропы, витамины группы В, иглоукалывание, психотерапию. Подозревается синдром Мюнхгаузена. Следует подчеркнуть, что комплексное и комплексное клинико-биохимическое исследование было проведено ранее. После процедуры девочку выписывали домой в удовлетворительном состоянии, с нормальными движениями и походкой. При анализе этого случая важно подчеркнуть те особенности беседы с родителями, которые необходимы в ситуациях, когда родители считают, что у ребенка серьезная, серьезная патология (если нет), так как она может нанести необратимый вред здоровью ребенка (как физический, так и психический). Лучше поговорить с родителями без ребенка. В разговорах старайтесь не критиковать их поведение напрямую, так как это может вызвать враждебность — и родители откажутся сотрудничать. В результате семья и ребенок не получат необходимойпомощи.

Если у вас двое родителей, желательно поговорить с каждым из них по отдельности. В работе с пациентами с синдромом Мюнхгаузена также очень важно выявить факторы, вызвавшие мимическое расстройство, проанализировать семейную и социальную ситуацию, тщательно изучить и задокументировать, установить контакт с пациентами, повысить их самооценку, устранить деструктивные и саморазрушительные тенденции. Это связано с тем, что в таких ситуациях отношения между ведущим врачом и пациентом могут быть нарушены, врач может чувствовать себя беспомощным из-за неспособности остановить деструктивное поведение пациента, который не хочет признавать саморазрушительное поведение. Это может привести к сильному желанию разоблачить пациента и обвинить его во лжи. Поэтому врач должен стараться справляться со своими эмоциями, проводить несколько сеансов психотерапии с обязательным участием в процессе лечения психолога и психиатра.

Комментировать
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно

Псевдобульбарный синдром Психология
0 комментариев

Как перестать быть жертвой Психология
0 комментариев
Adblock detector